На пути к вечности. Воспоминания духовных чад о периоде жизни отца Иоанна (Крестьянкина) после заключения, с 1955 года по 2006 год

142495Основу книги о старце Псково-Печерского монастыря архимандрите Иоанне (Крестьянкине) составляют воспоминания его многолетней духовной дочери Сусанны Валовой, более 50 лет находившейся под его духовным руководством. Ее повествование дополнено свидетельствами людей, сопровождавших пастыря в различных местах его церковного служения.
Цена: 190  руб.
ID товара: 142495
ISBN: 978-5-7533-1398-0
Переплёт: Интегральный
Страниц: 224 (Офсет)

Жизненный путь отца Иоанна длиною почти в столетие пролег сквозь трагическое время, когда рушились устои былой Руси. Отец Иоанн прошел с Церковью и в Церкви все тяготы, выпавшие на ее долю, стал живым связующим звеном Святой Руси с Русью настоящей. Он показал нам Божий путь в безбожном мире. Многие, очень многие наши современники, изнемогающие на жизненном пути, прикоснулись к Божественной благодати, явленной в старце, и духовно ожили для веры, надежды и любви. А признаки старчества в отце Иоанне начали проявляться в период огненного испытания, когда он, вопреки всем обстоятельствам, явил верность и любовь к Богу и к людям. Отцу Иоанну часто задавали вопрос: «Что самое главное для нас в настоящий исторический период жизни?» И ответ был краток: «Сохранять веру и полное доверие Богу!»

…Арест не был для отца Иоанна неожиданностью. Преподобный Серафим Саровский, в житие которого он погрузился, учась на последнем курсе академии, стал для него и провозвестником предстоящего изменения в жизни, и даже учителем на весь период пребывания в заключении. Преподобный же через пять лет известил его и об освобождении.

Нового узника сразу познакомили с делом и с показаниями против него его собратьев. И реакция отца Иоанна на эту информацию показала состояние его души. К моменту заключения он уже обладал истинным христианским незлобием. На очной ставке бросился целовать собрата, его оклеветавшего, сочувствуя согрешившему. Он знал, какую ношу тот понесет по жизни, да еще и не по своей вине. Того принудили к нужным следствию показаниям угрозами по отношению к его детям. Кратко обозначил для себя узник и манеру поведения в новых условиях и с новыми людьми: «Не верь, не бойся, не проси». Семь лет вне Церкви, среди людей, не знающих и не хотящих знать Бога.

Духовнику отцу Иоанну позднее часто задавали вопрос: «За что мне такие скорби?» Он же отвечал лаконично: «Не за что, а для чего». Смиренно склонял он главу пред обстоятельствами. А позднее своим духовным чадам говорил: «На обстоятельства жизни нашей не роптать надо, а, сохраняя разумное спокойствие, вникнуть в них, чтобы познать, чего хочет от нас Господь, и проходить сквозь них с надеждой на Бога и с преданностью Ему. Не без Господа приходят к нам испытания». Сам же он уже хорошо усвоил, что, кроме как страданиями за Христа, благодать получить невозможно. А позднее послушникам, вопрошающим его о духодвижной молитве, он отвечал: «Для обретения умносердечной молитвы надо еще на кресте повисеть, да не день и не месяц, но сколько Бог даст».

Лагерь для него – это время реального познания Бога. Барак на триста человек, и он, священник, среди людей, чужой им всем, иной, чем все они. Обстоятельства того времени отец Иоанн характеризовал лаконично: «Утром не знаешь, доживешь ли до вечера, а вечером не знаешь, доживешь ли до утра». Но почему так скоро в этой обстановке и эти люди, отвергнувшие общечеловеческие нормы жизни и отверженные обществом, назовут его «наш батя»? Разделяя со всеми общую участь – каторжный труд, жизнь под одной крышей, общую баланду, – он начал молиться. Он молился так, что впоследствии, вспоминая то время, говорил: «Молиться так, как я молился в лагере, в условиях благоденствия невозможно».

Он всю жизнь учился жить Богом и в Боге и научился. И сегодня из вечности для нас звучит голос Батюшки: «Вечность, други наши, не есть упразднение этого века или его отмена; напротив, вечность – это сохранение того, что было здесь, но что преобразилось воскресением и стало пригодным для вечности. В вечную жизнь может войти только то, что живет правдой, добром, красотой».

142495-1

142495-2

142495-3

142495-4