Если вечная жизнь существует, я хочу жить!

138868Книга митрополита Николая написана в форме бесед с молодыми греками, которых интересуют вопросы, насущные для многих людей, ищущих истину. Автор старается ответить на них, исходя из своего личного опыта обретения веры, жизни в Церкви и в Боге.
Цена:  150 руб.
ID товара: 138868
ISBN: 978-5-7533-1284-6
Переплёт:  Интегральный
Страниц: 208 (Офсет)

138868-2 138868-3 138868-4

Книга будет интересна всем, кто искренне ищет встречи с Богом и старается осмыслить и преодолеть препятствия, встречающиеся на пути к Нему.

Об авторе

Митрополит Николай (Хаджиниколау) родился 13 апреля 1954 г. в Салониках. Изучал физику в Фессалоникийском университете. После прохождения срочной воинской службы он продолжил учебу в США – Гарвардском университете и Массачусетском технологическом институте (MIT), где получил образование в астрофизике, инженерной механике, медицине и биоинженерии, а также магистерскую и докторскую степени. Затем работал исследователем и научным сотрудником Лаборатории сосудистых заболеваний в New England Deaconess Hospital в США.

В то же время он являлся научным сотрудником при Национальной администрации аэронавтики и космических исследований США (NASA) и в компании Артура Д. Литтла. Преподавал в Гарвардском университете, в MIT и в Медицинской школе Афинского университета.

18 марта 1989 г. принял иноческий постриг в Стомийском монастыре в Конице (север Греции), на следующий день был рукоположен во диакона, а 10 сентября 1989 г. – во иерея. Монашеский постриг принял в обители Симонопетра на Святой Горе Афон. С 1990 до 2004 г. служил на Вознесенском подворье монастыря Симонопетра. 26 апреля 2004 г. был избран епископом. Архиерейская хиротония его состоялась 30 апреля 2004 г. в кафедральном соборе Афин с возведением в сан митрополита Месогейского и Лавреотикийского (Элладская Православная Церковь). Изучал богословие в Богословской школе Святого Креста в Бостоне (США). Получил докторскую степень по богословию от Фессалоникийского университета. Председатель Комитета по биоэтике при Священном Синоде Элладской Православной Церкви.

Вот что пишет о себе митрополит Николай:

…В церковном учении меня до глубины души поражала милость, прощение, любовь как доброта и близкая связь со смирением. Сами же христиане были немного черствыми. Во всяком случае, мне так казалось. Они старались быть… правильными. И это их портило. Они учили словам Христа милости хочу, а не жертвы (Мф. 9:13), правильно их толковали, но их сердце было более поглощено правильным выполнением закона и правил, а не сладостью и благородством прощения, они обливались потом необходимой жертвы, а не кровью милостивого сердца. Я же верил, что ради истины нужно проливать не столько пот, сколько кровь и. слезы.

В Церкви я увидел силу, сокрытую в покаянии грешника. И милость Божию. Я захотел научиться у евангельского разбойника, у блудницы, излившей миро, у мытаря, у блудного сына, у Петра – не в момент его исповедания, а в момент его покаянного сокрушения, когда он горько заплакал (ср.: Мф. 26:75). У Марфы, суетившейся о многом, и у Фомы, который хотел сам осязать раны Христовы. Все они трогали мою душу намного больше, чем отцы Церкви. Слезы кающихся умиляли меня больше, чем мысли богословов!

…Многие люди меня просили запечатлеть на бумаге какие-то из наших бесед… Начал я писать [на Афоне] в келлии Святого Иоанна Богослова, рядом с пристанью монастыря Симонопетра, а закончил некоторое время спустя на острове святого Иоанна Богослова – на Патмосе, в Кувари. Оба эти места, тихие и спокойные, – прибежища молитвы. В общей сложности на эту работу ушло всего несколько дней. Собеседником моим был великий ученик любви, искренне любящий и по-настоящему возлюбленный. Текст книги не мог стать ничем иным, кроме как плодом любви и тишины. Это плод пустыни; я бы сказал – и молитвы, но опасаюсь болезненных преувеличений.

Вопросы (я выбрал 100, чтобы цифра была круглой) и диалоги – подлинные. Люди тоже реальные, разве что их имена изменены. Я передаю дословно не всю беседу, а только основное ее содержание в форме диалога. Однако все это не имеет особого значения. Важно, чтобы через эту книгу подлинно явилась человеческая природа и явно проявилось лицо истинного Бога. В жизни нет ничего более ценного.